А в духовке кирпичи повываливались от шторма, и горит хлебушек, как только его туда сунешь. А опоздал, потому что забыл в гостях спички и было вернулся за ними, но посовестился опять тревожить, а тем временем автобус Читать книгу Скачать книгу Отзывы о книге 1 Вчерашние заботы путевые дневники «Вчерашние заботы» еще печатались поглавно в журналах, а уже было ясно, что Виктор Конецкий написал необычную книгу. И залил все это томатным соусом. Ну, ребята и заулыбаются.

Добавил: Kataur
Размер: 57.8 Mb
Скачали: 58456
Формат: ZIP архив

Когда Глеб бывал дома, на берегу, и мать посылала его в булочную за хлебом, то потом всегда жалела, что не пошла. Булочная была совсем близко, но Глеб пропадал на полчаса, на час. И не возвращался, пока не просматривал все те, что висели на стенках домов в их квартале.

Глеб выписывал уйму газет, и дело кончилось тем, что мать тоже полюбила конецки. У нее к старости виктро глаза, но она все равно подолгу простаивала у стендов на улице.

Конецкий Виктор Викторович — Невезучий Альфонс (Рассказы)

Она надевала очки и стояла возле уличных газет. За воротник ей падали с карнизов ржавые капли, если была осень, или воротник засыпало снегом, если была зима. Но почему-то все самое интересное оказывалось именно в тех газетах, которых она не получала дома. Домашние газеты мать Глеба читала по вечерам, уютно устроившись в кресле, с географическим атласом на коленях. Раньше мать преподавала французский язык в школе, любила Францию и когда-то даже побывала в Париже. Мать никогда не упускала случая показать сыну, что она в курсе всех дел на земле и воде, что она не отстает от жизни, что она современная совсем, хотя и пожилая женщина.

Глеб являлся ненадолго домой; они сидели, обедали и говорили про житейское, будничное, и вдруг мать спрашивала:.

Автор: Конецкий Виктор Викторович — 53 книги — Читать, Скачать — ЛитМир

Зачем это ей нужно? Ему бывало скучновато объяснять такие очевидные и ясные для него самого вещи. Она что, была француженка? Русанов подцепил ее, когда околачивался в Париже.

Но он не открывал Новой Земли, он ее только исследовал… Он погиб вместе с этой Жюльеттой. Глеб не любил разговоров о своей мьрские.

И поэтому мать думала, что ее сын очень чистый человек, робкий мужчина и сегодняшние девушки слишком грубы и неженственны для. И что его опутает какая-нибудь разбитная официантка из портовой столовой, и это будет ужасно. Вообще, у матери хватало волнений из-за сына.

Каждая газета чем-нибудь настораживала и тревожила.

То опять в мире начиналась стрельба, то извергались вулканы и сталкивались пароходы, а климат только и делал, что холодал и менялся. С климатом происходили ужасные вещи, от него попахивало Библией. Мать надела очки и стала читать. Было раннее лето, теплый день, и ничего на нее не капало, только очень слепило, отражаясь от бумаги, солнце. Здесь мать на секунду зажмурилась и представила себе восемьдесят лошадей, ломовых мохнатых лошадей, запряженных цугом.

  КОДЕКС АЛЕРЫ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

И подумала, что это не так уж мало получается. Во всяком случае — длинно. Но когда она стала читать дальше и узнала, что эти суденышки сейчас находятся в Петрозаводске, она встревожилась.

Она поняла, что все это связано с ее Глебом. Она шла, забыв снять очки. Это были очки для чтения. На улице в них виктро плохо.

Мать наталкивалась на прохожих. Оно пухло у нее, правда, всегда, даже если Глеб уезжал в Сочи отдыхать. Мало ли что говорит Глеб! Он все вонецкий говорит ей наоборот…. расскаыз

Он был удивительно глубокомысленный! Просто удивительно… И надо было направить его по гуманитарной линии.

А Глеб взял да и поступил в школу юнг. Тогда еще конецкиы война, и сын все время хотел. И ей пришлось написать короткую справку: Она больше не могла видеть, что сын с самой блокады все хочет. Вот она и написала эту справку: Мария Федоровна провожала сына до проходной Экипажа.

С корявых тополей штопорили в черную воду Мойки последние листья. Каждую весну в мирное время, конечно тополя подстригали, хрупкие ветки с липкими почками расскзаы на мокром граните набережной.

И Мария Федоровна всегда весной приносила домой холодные ветки и ставила их в банку. Однажды маленький Глеб опрокинул банку, смола с тополиных почек испачкала белую стенку, а Глеб еще обвел пятна химическим карандашом.

Мария Федоровна спросила, зачем он это сделал.

Глеб ответил, что так пятна красивее. Она попросила больше никогда так не делать. Он заявил, что будет делать и впредь. У Глеба случались иногда приступы совершенно ослиного упрямства. Пришлось надрать ему уши…. В проходной Балтийского флотского экипажа была устроена вертушка. Она пропускала моряков только в одну сторону — туда, внутрь. Сына принял под расписку пожилой и высокий мичман. Уже поворачиваясь к вертушке, Глеб буркнул:. Глеб еще помахал рукой. Потом она увидела, как сын закинул подальше за спину вещевой мешок.

Он нес мешок на одном плече. Зеленые парусиновые сапоги, галифе и короткое полупальто на Глебе были отцовские. И когда Глеб сказал: А губы у него были совсем еще детские. И на пальцах — заусенцы. И что тогда у него было взрослое? Разве только грудная клетка. А веснушки — и на лбу, и на щеках… Теперь у него не заметно веснушек….

Проводив Глеба, Мария Федоровна, конечно, заплакала. Шла домой по гранитной набережной Мойки, часто оборачивалась на мрачное, еще петровских времен, здание Экипажа и плакала, молясь про себя: Мария Федоровна вспоминала мужа и сына и молилась Николе Морскому, а Глебу в этот момент машинкой выкашивали вихры на голове.

  ЭРИК РИС БИЗНЕС С НУЛЯ АУДИОКНИГА СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Конецкий Виктор — Морские повести и рассказы

Неопределенного цвета волосы Глеба падали на серую простыню. Когда мать первый раз увидела его остриженным, то ужаснулась. Сын был такой некрасивый, череп у него оказался неровный и очень бледный, уши торчали, как плавники у окуня, и были такие же красные. Мария Федоровна утешала себя только тем, что в мужчине главное не красота, а ум и воля. То, что Глеб неглуп, она знала. Насчет воли — сомневалась.

И тогда она стала просить Николу Морского, чтобы командир роты у Глеба оказался хорошим, волевым командиром и чтобы он воспитал в ее сыне побольше воли. Глеба сразу отправили куда-то из Ленинграда, и он писал в письмах, что живут они на корабле; он всем-всем доволен, и их очень, очень хорошо кормят: Мария Федоровна складывала письма Глеба в стопку, по вечерам перечитывала их и качала головой, когда находила грамматические ошибки.

На конвертах не было марок, и поэтому конверты глядели слепо, на них только чернели треугольники штампов: Он был такой мечтательный в детстве, хотя и упрямый.

И ей хотелось, чтобы он пошел по стопам отца и стал исследователем культур древних народов. Ей хотелось для Глеба чего-нибудь красивого и академического.

Морские повести и рассказы

Если б не война, не Гитлер! Но ее мечты все-таки чуть было не осуществились, потому что в матросах Глеб закончил десятый класс и после демобилизации повети в университет на философский факультет. Он ходил слушать лекции в огромных клешах и с флотской кконецкий на затылке.

На руке Глеба синел якорь, передний зуб был сломан. Мать все не могла уговорить Глеба поставить коронку. Он совсем перестал быть глубокомысленным…. Читал Глеб по-прежнему много, но бессистемно и насквозь прокурил комнату махоркой. Через год он бросил философию и ушел плавать боцманом на буксир в Северо-Западное речное пароходство. Я — поздний овощ, мать. Мне смертельно скучно и тошно в университете. Зачем ходить на лекции, если можно и самому читать книги?

Я лучше буду таскать баржи по Свири. В расскахы деле тоже нужна определенная философия.